Русская православная церковь

Образы страны, церкви, народа и человека в молитвах о России революционного времени

В статье рассматриваются молитвы о России и Русской православной церкви, написанные и составленные в революционный период. Данные тексты и последования представляют собой плод церковной и религиозной рефлексии над трагическими событиями социальной и общественной жизни России. Авторы молитв руководствовались живым религиозным чувством. Молитвы содержат не только воззвание к Богу о помощи и покаяние за исторические грехи и «неправды» современной жизни, но и надежду на исправление путей народа и церкви.

Русские православные женщины в неправославные времена: примеры женского действия и влияния в революционную эпоху, 1917–1927 гг.

В данной работе рассматривается то, как по-разному православные женщины — в качестве матерей, жен, работниц и дочерей — справлялись с вызовами своей вере, а также реагировали на новые возможности для нее в ранний советский период. В центре внимания находится вопрос о том, как вера этих женщин влияла на их опыт Революции и большевистского правления; как Революция «проживалась», исходя из представлений и отношений, основанных на религии. Статья пытается преодолеть расхожие оценки об «отсталости» верующих женщин перед лицом революционных событий.

Космополитика харизматического православия: Стефан (Василий Карпович Подгорный) и его последователи

Трансформация общества, начатая Великими реформами 1860-х годов, отразилась и на Православной церкви. После освобождения 1861 года бывшие крепостные нашли новые возможности в качестве рабочих, предпринимателей и даже священников, монахов и святых. Василий Карпович Подгорный был одним из таких крепостных, ставших успешным предпринимателем. Вдохновленный традиционным благочестием, он использовал свои предпринимательские навыки для создания сетей религиозных общин, состоящих в основном из благочестивых женщин.

Советское обновленчество: церковный феномен или инструмент госбезопасности?

Природа советского обновленчества не является очевидной, что привело к появлению различных историографических концепций. Автор опирается на широкий круг источников, как изначально находившихся в открытом доступе (обновленческая публицистика 1920-x гг.), так и ранее засекреченных (в первую очередь документы органов госбезопасности, а также вышестоящих партийно-советских инстанций).

Каноническое право в зале большевистского суда: Русская революция как революция церковного права

Статья показывает, как резкие изменения в отношениях между Церковью и государством в 1917 г., казалось бы, создав условия для реформы канонической традиции, затем сделали такую реформу невозможной. Законодательные ограничения со стороны государства заставили Церковь искать в собственном каноническом праве опору для противостояния враждебному окружению. Однако старые противоречия в самой канонической традиции сделали ее уязвимой для большевистской критики и упростили введение новых ограничений Церкви.

«Воцерковление» 1917 года: церковный кризис и приходская революция

В последнее время историками много сделано для того, чтобы исправить прежнее невнимание к Русской православной церкви, в частности, ее роли во время революции, однако в целом светская историография игнорирует этот новый массив книг, статей и диссертаций. Это связано, в основном, с секулярной ангажированностью историков, а отчасти и с узостью самой историографии церкви, которая часто сводится к внутрицерковной проблематике: она больше посвящена истории Церкви, а не Церкви в истории.

Активисты вне конфессиональных границ: консервативный экуменизм Всемирного конгресса семей

Данная статья посвящена рассмотрению истории Всемирного конгресса семей и его взаимодействия с российскими партнерами. Статья начинается с рассказа о поездке Алана Карлсона в Москву в 1995 году, где в результате встречи с московскими социологами, собственно, и рождается идея создания ВКС.

Три модели церковно-государственных отношений в современной России

В этой статье рассматриваются отношения между государством и религией в России на двух уровнях: юридическом и политическом. Во введении будет рассказано о ключевых политических фигурах и представлен обзор развития законодательства в области свободы религии начиная с падения СССР. Далее будет проведен анализ текущей модели отношений между религией и государством в России.

Петр и Феврония и День семьи, любви и верности: пронатализм и нестабильный гендерный порядок в современной России

В статье рассматривается роль Дня семьи, любви и верности в рамках реализации государственной семейной политики России с 2006 года. В ней утверждается, что праздник символизирует скорее отношения сотрудничества, чем полной гармонии между государством и Церковью в продвижении пронатализма и так называемых «традиционных семейных ценностей». Кроме того, статья показывает как публичный дискурс вокруг праздника сознательно преуменьшает роль внутренних противоречий в доминирующих семейных идеологиях обеих институций.

«Новый» курс религиозной политики Сталина и церковная ситуация на оккупированных территориях Ленинградской области (1943–44 гг.)

На основе архивных материалов, церковных документов и воспоминаний очевидцев автор предпринял попытку показать то, каким образом «новый» курс религиозной политики сталинского правительства оказывал влияние на церковную жизнь в условиях немецкой оккупации на территории Ленинградской области в 1943–1944 гг. Восстановление патриаршества в Москве и укрепление легитимности Русской Православной Церкви, позволяло советскому правительству успешно использовать религиозный фактор в решении насущных политических задач.

Страницы