буддизм

Паломничество как путь к вере: опыт социального конструирования религиозности

Статья посвящена теме паломничества и представляет собой жанр антропологического интервью с комментариями исследователя. Интервью было записано в апреле 2019 г. в Элисте у верующей общины хурула «Золотая обитель Будды Шакъямуни». Нарратив показывает, что паломническая поездка в Индию воспринимается среди многих верующих Калмыкии как средство примирения с жизнью и поиска ее новых смыслов.

«Белая вера» в Горном Алтае: тибетский буддизм, Монголия и Ойротское пророчество (1880-е — 1920-е гг.)

В данной статье исследуется влияние «монгольского фактора» на зарождение и эволюцию Ак-янг («Белая вера» или «Молочная вера») — этно-религиозного движения в горном Алтае в начале XIX в. и в ранней литературе известное как «бурханизм». В статье показывается, что большая часть пантеона и духовных практик «Белой веры» пришла из тибетского буддизма в его монгольском варианте.

Буддийское возрождение и конструирование буддийского сообщества в современной Бурятии

Современное развитие буддизма Бурятии часто характеризуется термином «возрождение». Идейными вдохновителями этого процесса стали Пандито Хамбо-лама Дамба Аюшеев и его окружение. Деятельность Буддийской традиционной сангхи России (БТСР), которую возглавляет Аюшеев, не ограничивается религиозной сферой, но охватывает самые разные стороны общественно-политической и экономической жизни Бурятии, часто встречая противодействие иных организаций и групп.

Рецепции буддизма в России и «русское азиофильство» конца XIX — начала XX в.

В статье рассматриваются основные факторы и направления рецепции буддизма в России. Автор рассматривает как внутренние социокультурные и религиозно-политические причины интереса к буддийским идеям среди российской интеллигенции, так и интерес к истории и культуре Индии, Тибета и Китая в контексте современных событий в этих странах.

Сангха в эпоху упадка. Реакции российских буддистов на Русскую революцию и Гражданскую войну

Бурятские буддисты, которые составляли большую часть буддийского населения бывшей Российской империи, не остались в стороне от революционных событий. Светский сегмент бурятского общества рассматривал падение монархии как возможность избавиться от колониального наследия, в том числе и от дискриминации их религии. Однако уже в 1918 году расхождение во взглядах светской и клерикальной частей бурятского общества становится очевидным.

Религия и идентичность в Бурятии: конкуренция православия и буддизма в позднеимперский период (на материалах санкт-петербургских архивов)

В статье исследуется политическая значимость религиозной идентичности в контексте конкуренции между православием и буддизмом в бурятском духовном пространстве в XIX — начале XX вв. Xристианизация бурят, а также других нерусских подданных империи в отдаленных регионах России представлялась необходимым инструментом укрепления границ империи в условиях угрозы со стороны Цинского Китая. Если крещение предбайкальских (западных) бурят-шаманистов было достаточно успешным, по крайней мере формально, то большинство забайкальских бурят оставались стойкими буддистами.

Конституционная теократия Лубсан-Самдан Цыденова: попытка создания буддийского государства в Забайкалье (1918–1922)

Переосмысление мотива смерти в произведениях жанра киберпанк: религиозные тропы

Тема статьи — религиозная составляющая понимания смерти в рамках научно-фантастического жанра .киберпанк.. Авторы этого направления, появившегося в 1980‑е годы в США, стремились переосмыслить устоявшиеся к тому времени каноны жанра фантастики, отражавшие, в свою очередь, определенный культурный код. В предшествующие периоды массовое искусство в целом сохраняло христианскую традицию восприятия смерти как шанса на воскресение и вечную жизнь.